Сайт села беловодского

Регистрация | Забыли пароль?
Полезные статьи по строительству и ремонту на сайте bv-ryazan.ru о том как постороить дом своими руками,
источник: montazhnik02.ru. Всё самое интересное для родителей вы найдёте на сайтах moskovskie-roditeli.ru и www.kurskie-roditeli.ru
08 фев 2017

..

Юсуп ---
05 дек 2016

..

04 дек 2016

..

glava ---
28 ноя 2016

..

СПЕЦРАССЛЕДОВАНИЕ
О властных кланах и родственниках в Кыргызстане

ноября 25, 2016
Элеонора Бейшенбек кызы
Депутаты Жогорку Кенеша.
Депутаты Жогорку Кенеша.
Поделиться
Смотреть комментарии
Дискуссии по поводу родственных связей между представителями власти вновь оживились. Поводом для этого стал казус, что Адилет Сатыгулов, зампредседателя контрольно-ревизионной группы ЦИК, призванной контролировать порядок формирования и расходования средств партиями и кандидатами, является сыном уполномоченного СДПК по финансовым вопросам Нуржан Сатыгул кызы.
Естественно, в обществе задались резонными вопросами: «Может ли сын проверять мать?» и «Нет ли здесь конфликта интересов?».

Сам Адилет Сатыгулов не считает, что здесь может возникнуть конфликт интересов. Он отметил, что его мать – Нуржагн Сатыгул кызы – работала референтом у Алмазбека Атамбаева, а не секретарем, как говорилось ранее:

- В контрольно-ревизионную группу ЦИКа вхожу не только я, она состоит из семи человек. Иначе говоря, у меня есть руководитель, есть другие члены группы. Группа создана не для того, чтобы привлекать кого-то к ответственности, проверять, это больше консультационный орган. Финансовые отчеты проверяет, в основном, территориальная избирательная комиссия. Мы же проводим консультации. Мы тоже проверяем партии, но говорим им, какие у них есть недостатки, что надо сделать. Моя мать никогда не работала секретарем у Атамбаева. Если не ошибаюсь, в 2002-2004 годы она была у него референтом.

Талантливые Матраимовы

Когда речь заходит о родственных связях во власти часто вспоминают братьев Матраимовых, уроженцев Оша. Старший из братьев, ныне действующий депутат парламента от фракции СДПК Искендер Матраимов, ранее возглавлял управление Государственной кадровой службы по южному региону. Он отрицает, что сделал карьеру с помощью знакомых, денег или силы. Кроме того, Матраимов заверяет, что братья самостоятельно пробивали себе путь наверх:

- Мы все делали карьеру в регионах. Например, давным-давно я работал в комсомоле, и с самой нижней ступени поднялся на самый верх. Мы не пришли на руководящие должности с улицы. Один из младших братьев сейчас работает акимом Кара-Сууйского района. После окончания вуза он работал в селе. На выборах он не прошел с первой попытки. Он еще раз принял участие в выборах и, заслужив доверие сельчан, стал главой айыл окмоту. На второй срок за него проголосовали 100% депутатов сельского кенеша. Спустя неделю ему предложили возглавить район. Слава богу, он уже пять лет работает акимом самого большого в Кыргызстане района. Можно проанализировать, как успешно он работает с момента избрания до сегодняшнего дня.

Искендер Матраимов опровергает и разные слухи о еще одном своем младшем брате - Райымбеке Матраимове, занимающим сейчас должность заместителя председателя Государственной таможенной службы и известном по прозвищу Райым миллион. Матраимов-старший рассказал карьерных достижениях этого и еще одного своего брата:

- Райымбек тоже начинал работать с должности инспектора. Прошел все ступени карьерной лестницы. В Оше он был заместителем начальника, а потом руководителем таможни. А в прошлом году он был назначен заместителем председателя в центральный аппарат. Брат, который младше его, работает в финполиции. А самый младший из нас занимается бизнесом. Он не работал на госслужбе. Мой сын тоже сам поднимается. Если я работал бы в центральном аппарате, сам бы поднял братьев, а они не смогли бы работать, то можно было сказать, что я им помог. Я горжусь своими братьями. Горжусь, что они достойно выполняют возложенные на них обязанности, работают хорошо.

Есть информация, что Матраимовы приходятся сватами премьер-министру Сооронбаю Жээнбекову.

Клан Жээнбековых

Теперь можно поговорить еще об одном клане выходцев из Ошской области – Жээнбековых. Сороонбай Жээнбеков до того, как был назначен премьер-министром, с апрельской революции возглавлял облгосадминистрацию Ошской области. В то время его младший брат был спикером Жогорку Кенеша. Но после назначения старшего брата он добровольно освободил кресло торага. Еще один из братьев Жээнбековых – Жусупбек Шарипов – работает послом Кыргызстана в Кувейте. В свое время он занимал должности губернаторов Иссык-Кульской и Джалал-Абадской областей. Еще один представитель этого клана - Канторо Токтомаматов - возглавляет Университет экономики и предпринимательства в Джалал-Абаде. В народе часто шутят, что Жээнбековы не занимали еще только должность президента.

Власть в Кыргызстане переплетается родственными связями с самой зари независимости республики. Бывший депутат Жогорку Кенеша Курманбек Дыйканбаев отмечает, что явление не прекращается до сих пор:

- С каждой революцией власть фрагментируется, в нее приходят кланами. В руководство привлекаются приближенные, доверенные люди, родственники, двоюродные братья, сваты. Поэтому качество государственной службы падает. Пришедшие во власть таким способом люди не работают, а просто проводят время. Госслужба окутывается родственными связями, что приводит к тому, что власть живет своей жизнью, а народ – своей.

Родственники и права человека

В 2012 году в Жогорку Кенеше был вынесен на обсуждение законопроект «О раскрытии родственных связей», преследовавший цель прекратить этот процесс. Авторы документа хотели обязать чиновников, занимающих высшие политические, административные или государственные должности, давать информацию о родственниках, работающих на государственной или муниципальной службе и в предприятиях с госдолей. Но законопроект не был поддержан парламентариями. Экс-депутат Бодош Мамырова придерживается следующего мнения:

- Неправильно, если один брат приходит на большую должность, а остальные увольняются. Потому что каждый человек должен служить Кыргызстану в меру своих способностей, уровня знаний и ума. Если при назначении на должность мы уделяли бы больше внимания не клановости, родственным связям или близости, а профессионализму, то все задуманное воплощалось бы. Мы должны быть далеки от того, чтобы во время работы на должности успеть пристроить своего сына или дочь, только окончивших школу, на работу. Во-вторых, мы совсем забыли об отборе кадров, их подготовке. При Советском Союзе, который мы сейчас ругаем, человека, исходя из его способностей, готовили на должности, начиная от уровня главы села и района до должности в высшем эшелоне власти. Мы должны отходить от принципа, согласно которому назначаем министра, хоть на пять дней, только из-за того, что он чей-то родственник.

В прошлый созыв Жогорку Кенеша вместе с Курманбеком Осмоновым была избрана его дочь Нурзат Осмонова. После общественного порицания она добровольно сдала мандат. Сейчас она считает нарушением прав человека ограничивать гражданина занимать должность, если он приходится родственником человеку, занимающему высокий пост:

- Границу близкого родства определяет закон. Нельзя запрещать занимать государственные должности родственникам высокопоставленных чиновников. Это напрямую угрожает правам человека. Если человек приходит на высокую должность и сразу поднимает своих родственников – это уже другое дело. Здесь, в первую очередь, есть моральная составляющая. Во-вторых, можно исходить и из закона об этике госслужащих. А так, неправильно попрекать кого-то только за то, что он чей-то сват, двоюродный брат или другой родственник.

Касты

Бывший руководитель Государственной кадровой службы Чолпонкул Арабаев подробно остановился на законодательном и этическом аспектах вопроса о родственных и семейных связях во власти:

- Общие принципы закреплены в законодательстве - начиная от Конституции и заканчивая соответствующими нормативно-правовыми актами. Трудовым кодексом строго запрещается родственникам быть руководителем и главным бухгалтером в одном предприятии. Честно говоря, надо больше уделять внимание этической стороне этого вопроса. Особенно в нашем государстве, где высок уровень коррупции, было бы хорошо, если не допускали бы родственников, сватов высокопоставленных чиновников к высоким должностям. У нас часто бывает, когда чиновники проталкивают на высокие должности своих окул бала. Если тщательно проверить, выясняется, что они, как минимум, являются земляками. Думают, что это останется тайной. Но Кыргызстан маленький, сразу видно, кто кому брат, кто кому сват и так далее.

Эксперт Турат Акимов отмечает, что использование родственных связей при принятии решений государственной важности, вопросов карьеры, создает благоприятную почву для политической коррупции. По его мнению, это явление можно искоренить не законодательным путем, а через открытые заявления, критику:

- У кыргызов богатые женятся на богатых, роднятся. Бедные женятся на бедных. Не только в Кыргызстане, но даже в Индии, есть понятие кастовости. Поэтому нам надо воспользоваться свободой слова, говорить открыто о таких плохих явлениях, говорить об этом общественности и избавиться от семейно-клановой системы правления. Если издать закон, то он останется на бумаге. Кто будет контролировать его выполнение? Акаев в свое время привел за руку своих сына и дочь в парламент, а Курманбек Бакиев поделил власть между своими близкими и родственниками. Сейчас тоже такое происходит. Во всех ветвях власти работают, в основном, представители не более пяти тысяч семей. Если посчитать депутатов всех созывов, их около тысячи. Остальные все - их родственники, друзья, племянники, одноклассники. Политическая элита состоит вот из таких людей.

Кто кому кем приходится?

Среди депутатов немало тех, кто породнился друг с другом, поженив детей, став сватами. Депутат от фракции «Кыргызстан» Салайдин Айдаров и представитель «Республики – Ата Журт» Бакыт Сыдыков приходятся друг другу сватами. Лидер «РАЖ» Омурбек Бабанов привел в парламент своего зятя Калдарбека Баймуратова. Сватами друг также приходятся депутат Мыктыбек Абдылдаев и оппозиционный политик Азимбек Бекназаров, известный бизнесмен Аскар Салымбеков и экс-депутат Курманбек Осмонов. Бывшие спикер Ахматбек Келдибеков и депутат Марат Султанов – двоюродные братья. Тесть Ахматбека Келдибекова Нурмамбет Токтоматов в свое время возглавлял Госкадровую службу и работал советником Курманбека Бакиева, когда тот был президентом.

Генеральный прокурор Индира Джолдубаева – дочь младшей сестры бывшего председателя Конституционного суда Чолпон Баековой и свояченица заместителя руководителя аппарата президента Аалы Карашева. Кстати, недавно брат Аалы Карашева Азат Азимов назначен начальником отдела в управлении АКС ГКНБ в Оше.

Есть информация, что председатель Государственной кадровой службы Нурканбек Момуналиев приходится президенту Алмазбеку Атамбаеву окул бала. Кроме того, говорят, что основатель партии «Кыргызстан» Шаршенбек Абдыкеримов – тоже является окул бала экс-премьеру Темиру Сариеву.

Канат Мидин уулу, которого считают окул бала депутата Руслана Казакбаева, возглавляет список партии «Республика – Ата-Журт» на выборы в Бишкекский горкенеш.

У президента Алмазбека Атамбаева нет близких родственников, занимающих высшие государственные должности. Но его бывший водитель и телохранители сделали головокружительную карьеру.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь
28 ноя 2016

..

На пороге дефолта. Что может спасти экономику Кыргызстана?
аналитика экономика Суббота, 26 Ноябрь 2016 - 17:31 2 Таалайбек Асанов
ПОДЕЛИТЬСЯ Facebook Twitter Одноклассники.RU
almaz-atambaev1
Внешний долг Кыргызстана в текущем году значительно превысил указанную законом критическую отметку в 60 процентов от ВВП. Эксперты Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка (ВБ) предупредили правительство страны, что «Кыргызстан может приблизиться к угрожающему состоянию из-за высокого уровня долгов».
Требование Закона «О государственном и негосударственном долге Кыргызской Республики», что внешний долг не должен превышать 60 процентов от ВВП, было взято не с потолка. Эта цифра была определена расчетами местных и зарубежных финансовых консультантов в качестве потолка, превышение которого создает угрозу экономической безопасности страны. Для сравнения в соседних странах уровень госдолга по отношению к ВВП составляет: в Казахстане – 21 процент, в Узбекистане – 18 процентов, в Таджикистане – 30 процентов.
Каково нынешнее экономическое положение страны, и какими могут быть последствия превышения допустимого уровня внешних заимствований? Об этом в интервью «Фергане» рассказали экс-председатель Счетной палаты страны Эльмира Ибраимова и финансовый эксперт Самат Кылжыев.
Э.Ибраимова: Сейчас внешний государственный долг страны приближается к отметке 70 процентов от ВВП. Из-за необдуманной политики исполнительной власти в ближайшей перспективе внешний долг может перевалить за $8 млрд (на 31 июля госдолг Киргизии составлял $4,7 млрд). И хотя в страну поступают разные инвестиции в виде кредитов, грантов и других средств, экономическое положение ухудшается из года в год. Ситуация по внешнему долгу нашей страны, которая сложилась на сегодня, очень тревожная. Впервые за долгое время МВФ, который проводил анализ устойчивости бюджета Кыргызстана за 2015 год, отметил уровень риска в нашей стране как высокий. Что это означает? Это значит, что очень высок риск того, что такими темпами Кыргызстан в будущем может столкнуться с проблемами по обслуживанию долга.

Эльмира Ибраимова
В то же время МВФ отмечает, что пока что ситуация только приближается к критической, но если правительство Кыргызстана в ближайшее время не начнет проводить серьезные мероприятия по консолидации бюджета и сокращению задолженности, то ситуация может дойти до критической. И наша страна сейчас находится в зоне очень высокого риска. Но, несмотря на то, что МВФ предписал бюджетную консолидацию и чрезмерную осторожность при получении новых долгов и кредитов, правительство, по-моему, абсолютно не сделало никакого вывода. Нынешнее положение можно сравнить с пиром во время чумы, когда в такой тяжелой ситуации проводятся разные масштабные развлекательные мероприятия, как, например, Всемирные игры кочевников. Понятно, что народ требует, как говорится, хлеба и зрелищ. Этим пользуются власти для отвлечения масс от социальных проблем. Но даже в этой формуле, заметьте, первым стоит хлеб, и только потом идут зрелища. А у нас как раз таки этого хлеба недостаточно, и вообще Кыргызстан стоит перед угрозой, что этого хлеба может попросту не оказаться.
– Какого рода шаги должно предпринять правительство для улучшения ситуации?
Э.Ибраимова: Во-первых должны быть сделаны шаги, чтобы все инвестиции, которые привлекает правительство, эффективно использовались. Во-вторых, правительство должно очень внимательно следить за тем, на какие цели берет долги, и в какой сфере жизнедеятельности они используются. Могу сказать, что сейчас у правительства нет четкого плана и видения, на какие цели нужно брать кредиты, чтобы оживить экономику. Если говорить упрощенно, бюджет страны можно сравнить с бюджетом отдельно взятой семьи: если у человека нет денег для нормального жизнеобеспечения, он может влезть в долги и использовать их для получения в дальнейшем прибыли, которая поможет рассчитаться с кредитом и жить безбедно. Когда мы говорим о государственной экономике, это, в принципе, то же самое, только в больших масштабах. Поэтому, привлекая инвестиции под какой-то проект, правительство должно просчитывать, каким будет всплеск экономической активности, сколько будет создано рабочих мест, что останется после его завершения, и какая будет отдача от реализации данного проекта.
– Помнится, еще в 2013 году президент Алмазбек Атамбаев заявлял, что Кыргызстан повысил свою инвестиционную привлекательность…
Э.Ибраимова Тогда Атамбаев опирался на результаты рейтинга Doing Business. В то время в экономике Кыргызстана действительно были серьезные продвижки. Но они были связаны с тем комплексом мероприятий, которые были проведены, скажем так, в доатамбаевский период. Насколько мне известно, для утверждения в парламент поступили изменения в бюджет текущего года. И сейчас там урезаются расходы по всем статьям, производится так называемое секвестирование. Но в эти же изменения бюджета правительством включены дополнительные расходы, которые изначально не планировались, но уже осуществлены до их законодательного утверждения.
Говоря о консолидации бюджета страны, специалисты МВФ советуют нашему правительству осознать, какие расходы нужны в первую очередь, а какие можно избежать. Бюджет, как известно, складывается из доходов и расходов. Значит необходимо принять все возможные меры, чтобы насытить доходную часть бюджета, и оптимизировать расходную, то есть урезать излишние траты, на которых можно сэкономить. Например, таковыми, на мой взгляд, являются изготовление депутатских значков из позолоты, на что планируется потратить более 6 млн сомов. Другой пример нерациональных трат (рискую навлечь на себя гнев ура-патриотов) – расходы на игры кочевников. Опять приведу в пример расходы семьи: у каждого нормального человека имеются определенные приоритеты, на что потратить деньги – купить еду, теплую одежду ребенку, заплатить за квартиру и коммунальные услуги и так далее. И только если останутся деньги, можно подумать о том, пойти ли в кино, театр или потратить их на другие развлечения. Но если, не решив насущных проблем, человек принимает решение построить под окнами ледяной дворец для услады глаз, то о нем скажут, что он нерачительный хозяин и не умеет жить по средствам. Такой человек через короткое время обанкротится, и у него уже не будет средств для выживания. Примерно то же может произойти и с государством.
– В случае банкротства частного лица кредиторы в возмещение долгов могут изъять дом, машину или скотину. А что происходит с обанкротившимся государством?
Э.Ибраимова: Если происходит дефолт в стране, есть целый комплекс мер, который применяется к такому государству. В частности, все международные организации, которые проводят какие-либо проекты для развития страны, могут их приостановить, перестают давать средства. А страна, которая очень зависима от внешних вливаний, еще и лишается возможности привлечь новые средства извне. Дефолт, конечно же, можно пережить. Есть примеры того, как страны выходят из таких ситуаций, как дефолт. Но подобное состояние никогда не проходит бесследно, в первую очередь – для простых людей, обывателей, бюджетников. Дефолт влечет за собой большие социальные проблемы населения, резкое ухудшение кредитного рейтинга как всего государства, так и частных бизнесменов. В общем, за ошибки правительства придется платить простому народу, который моментально, можно сказать, обнищает, потому что поднимутся цены на всё: на продуты, услуги, товары первой необходимости и прочее.
С.Кылжыев: В случае возникновения проблем с выплатой долгов страна столкнется с истощением золотовалютных резервов. Кыргызстан вынужден будет тратить свои запасы для поддержки курса национальной валюты и покрытия потребностей в инвалюте для выплаты долгов. При этом, как известно, внешнеторговый баланс у нашей страны отрицательный, Кыргызстан не зарабатывает иностранную валюту, и платежный баланс поддерживается за счет наших мигрантов, которые зарабатывают за рубежом и присылают деньги домой. Именно за счет этой валютной подушки и кредитов из-за рубежа наше государство ещё держится на плаву.
– Получается, что фактически Кыргызстан выживает за счет трудовых мигрантов?

Самат Кылжыев
С.Кылжыев: Именно так. Кроме того, за счет новых внешних грантов и кредитов мы покрываем предыдущий внешний долг, срок выплаты по которому уже подошел. Дефолт может привести к тому, что финансовые власти страны отпустят курс сома в «свободное плавание», без поддержки валютными интервенциями. Тогда произойдет сильная девальвация национальной валюты. Это значит, что каждый житель нашей страны столкнется с повышением цен на всё и вся. Значительная часть налогов, отчислений и прочих средств, которые генерируются в государственной казне, будут направляться на погашение внешнего долга. А значит, у государства могут возникнуть проблемы с социальными выплатами, пенсиями, пособиями. Несложно представить, какие возможны негативные социальные последствия. Кроме того, ухудшение кредитного рейтинга означает, что все инвесторы поставят крест на нашей экономике, предприниматели не смогут привлекать инвестиции и развиваться. В общем, картина довольно безрадостная. Поэтому МВФ предупреждает: мол, вы приближаетесь к такому пороговому значению. В отличие от стран, которые имеют мощную экономику, Кыргызстан очень зависим от внешних факторов. И Эльмира Султановна правильно отметила, что получаемые средства наше правительство должно использовать на развитие экономики, а не на проедание, как происходит сейчас.
Э.Ибраимова: Добавлю, что за четверть века суверенитета в бюджет Кыргызстана поступило более $7 млрд внешних заимствований. При этом годовой бюджет страны – порядка $2 млрд. То есть за все время существования наша страна получила более 3,5 годовых бюджетов. Это просто огромная сумма. И если бы эти деньги направлялись не на проедание, а на развитие экономики, то можно было бы построить предприятия, улучшить систему орошения полей для получения большего количества урожая, построить новые дамбы. Средства, которые поступают в нашу страну, как бы ни парадоксально это не звучало, для нашего правительства – категория неуправляемая. У правительства нет программы по эффективному привлечению инвестиций, и мы с Саматом Аскербековичем говорили об этом не один год, пока работали в Счетной палате Кыргызстана. У правительства нет четко обозначенных приоритетов, на которые следует направлять поступающие инвестиции. Есть отдельные проекты в различных секторах, но в целостную картину они не вписываются, потому что между ними нет взаимосвязи, соответственно, они не могут серьезно повлиять на ситуацию в секторе.
Другая проблема в том, что, получив деньги на тот или иной проект, наше правительство не отслеживает, достигнуты ли обозначенные цели, или кредит потрачен впустую. А это тоже задача правительства на уровне исполнительных ведомств, то есть различных министерств. Кроме того, в бюджете предусмотрены капитальные вложения, которые осуществляются уже из собственных средств, на различные национальные проекты: школу построить, дорогу проложить. Здесь вообще нет какого-либо анализа эффективности вложенных средств. Деньги могут быть потрачены только потому, что попросил «хороший человек» проложить асфальт к его дому. Не проводятся какие-либо экономические расчеты затрат и социально-экономического эффекта. И это еще одна проблема нашего правительства.
– У вас есть данные о том, перед какой страной у Кыргызстана самый большой долг?
Э.Ибраимова: Больше всего Кыргызстан должен китайскому «Эксимбанку» – это 36 процентов от всей суммы внешнего долга. И представьте, что будет, если Китай вдруг попросит вернуть все деньги. Экономика Кыргызстана моментально рухнет.
Беседовал Улугбек Бабакулов
Международное информационное агентство «Фергана»

Dеsign DIS
  • count 88x31px
  • count 88x31px
  • count 88x31px
  • count 88x31px